Четверг
19.10.2017
10:14
Форма входа
Поиск

Славянская Беседка

[ Новые сообщения · Участники · Правила Беседы · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Славянская Беседка » Вспомогательные Материалы » Детская Литература » "Храбрые Русичи" (Русские Легенды)
"Храбрые Русичи"
Солнцедар-КоловратДата: Шестица, 04.07.2009, 13:09 | Сообщение # 1
Азъ Есмь
Группа: Администраторы
Сообщений: 670
Репутация: 1
Статус: Вне сети
ВОЛЬГА СВЯТОСЛАВИЧ

Закатилось красное солнышко за синие моря, за высокие горы, вышел на небо месяц и вывел за собой весёлый хоровод ясных частых звёздочек… В эту ночь родился в Киеве могучий богатырь, молодой Вольга Святославич.
В час его появления Земля задрожала и синее море взволновалось; заметались олени и туры, в норы полезли лисицы и зайцы, в лесные чащи скрылись волки, на ельники полезли медведи, птицы поднялись высоко в небеса, рыба ушла в морские глубины: почуяли все, что гроза пришла на них – родился могучий богатырь.
Растёт Вольга не по дням, а по часам, говорит громко, словно гром гремит; говорит своей матушке, Марье Всеславьевне, такие речи:
- Государыня-матушка! Не пеленай ты меня в дорогие пелёнки, не надевай на меня пояса шёлкового – пеленай меня в латы крепкие, булатные, золотой шлем надень мне на буйну голову, в руки дай палку свинцовую, тяжёлую, весом о трёхсот пудов!
Подрос могучий Вольга; семи лет мать отдала его учиться, пошла ему впрок наука: выучился мудростям и хитростям, да мало было ему этого учения. Уходил Вольга из дому, в горы высокие, в леса тёмные, к старым волхвам-мудрецам и научился у них Волга разным премудростям: научился ясным соколом обращаться, да серым волком, да гнедым туром с золотыми рогами.
В двенадцать лет стал Вольга прибирать себе дружинушку, и три года приходили к нему добрые молодцы, приходили с Полудня, с Севера, Востока и Запада, и набралось дружины семь тысяч, все храбрые да сильные молодцы.
И поехал Вольга со своей дружиною в чисто поле, добывать себе славы да богачества.
- Храбрая моя дружинушка! – говорит Вольга, - вейте-ка вы верёвочки шёлковые, становите силки по сырой земле, ловите куниц, лисиц, диких зверей да чёрных соболей!
Послушалась Вольги дружина – вили верёвочки, ставили силки, три дня и три ночи провели за работой добрые молодцы, только не ловится никакой зверь, как нарочно, - вернулась к Вольге дружина с пустыми руками.
Оборотился тогда Вольга львом могучим, побежал в леса, набил всякого зверя, накормил по-княжески свою дружинушку, разодел в шубы чёрного соболя.
Во второй раз посылает Вольга добрых молодцев:
- Храбрая моя дружинушка! Вейте-ка вы шёлковые верёвочки, наставьте силков на ветвях деревьев, Наловите гусей, лебедей, ясных соколов и мелкой птички!
Три дня провела на охоте дружина Вольги, да ни одной птички не запуталось в силках, воротились с пустыми руками.
Обернулся Вольга науй-птицей, взвился стрелой под синее небо, набил всякой птицы, принёс своей дружине.
В третий раз говорит Вольга:
- Храбрая моя дружинушка! Возьмите-ка вы стальные топорики, постройте крепкое судно дубовое, забросьте в море невода шёлковые, наловите всякой рыбины: сёмги и белужинки, и щук, и плотвичек маленьких, и осетров дорогих!
Три дня и три ночи пробыли витязи на море, не поймали и одной маленькой рыбки! Не знают, как Вольге на глаза показаться… Видит Вольга – дело плохо, придётся самому браться за дело. Обернулся тут Вольга рыбкой-щукой, опустился на дно морское глубокое, наловил всякой рыбы, накормил себя и дружину свою яствами сахарными, да всё переменными. Живут они себе, поживают, никакой заботы не знают, не ведают.
Пошли однажды по Киеву слухи, что собирается индейский царь войною на славный стольный град, грозит взять Киев, разорить Божьи Дома огню предать.
Разумен и догадлив был Вольга, собрал он свою дружинушку, пошёл в поход к Индейскому царству. Шли день. Другой и молвит Вольга дружине:
- Удалые добрые молодцы, собралось вас тут ни много, ни мало семь тысяч, нет ли среди вас такого человека, который обернулся бы сейчас гнедым туром, да сбегал бы сейчас в индейское царство, проведал что замышляет царь Салтык Ставрульевич?
Низко кланялась Вольге дружинушка, словно травка ветром к земле пригибалась, говорила:
- Не ту нас другого такого Человека, кроме тебя, Вольга Святославич!
Обернулся тут Вольга гнедым туром с золотыми рогами и побежал к Индейскому царству: первый прыжок зделал – за версту ушёл, второй – из виду скрылся. Обернулся Вольга после ясным соколом, прилетел в Индейское царство, сел на косящатое окошко царских палат белокаменных и слышит, как жена царя Салтыка, Елена Азвяковна, говорит мужу своему:
- Идёшь ты славный царь войною на святую Русь, а не знаешь, что взошёл на небо светлый месяц, родился в Киеве могучий богатырь, сильный враг твой – Вольга Святославич!
Разгневался тут на жену свою Салтык, за то, что она отговаривает его на Русь идти, чужого богатыря хвалит, схватил её и с размаху о каменный пол!
Полетел Вольга прочь от окошка, обернулся горностаем-зверем, пробрался в подвалы, погреба, в высокие терема, Индейского царства, перекусил тетивы у тугих луков, Отломал железа у калёных стрел и закопал в землю, чтобы не с чем было воевать Салтыку. И снова Вольга обернулся ясным соколом, взвился высоко под небеса, полетел Вольга чистое поле, где оставил дружинушку храбрую. Видит Вольга – спит-почивает дружинушка его. Разбудил Вольга добрых молодцев:
- Вставайте, дружинники мои храбрые, не время теперь спать-высыпаться – пора идти Вольга Индейское царство!
Пошли они к каменной крепкой стене индейского стольного города: высоки стены и крепки, железные ворота глухо заперты, медными крюками-засовами заложены. День и ночь ходят караулы. На воротах резная решётка тонкая, мудрой работы: только мурашек-крошка может пробраться сквозь узоры решётки.
Закручинилась дружина Вольги:
- Напрасно мы тут головы свои сложим... как пробраться сквозь эти мудрёные стены в индейский стольный град!
Слышит Вольга жалобу удалых молодцов и молвит:
- Горю этому можно помочь!
Обернул Вольга дружинушку мурашами и сам обернулся, и пробрались они за стены мудрёные, в индейское царство. Тут обернулись они вновь добрыми молодцами, на конях, вооружились копьями да кинжалами, и сказал им Вольга:
- Ходите по Индейскому царству, рубите врагов лютых, никого в живых не оставьте. А оставьте только старцев почтенных, да жен индейских!
А сам Вольга пошёл в царские палаты, к царю Салтыку. Сидит царь Салтык в своём крепком дворце, заперты железными замками двери. Толкнул Вольга ногой двери и враз слетели замки тяжёлые. Увидал Вольга Салтыка и говорит ему:
- Не дубеет тебе злодей ни милости, ни казни достойной! – Схватил его, об пол кирпичный ударил, и дух вон вышиб.

Так и победил Вольга врага лютого, да беду от стольного града Киева отвёл, да от жен русских и детей, да дружину сохранил. И одарил он дружинушку свою и серебром и златом и каждому дал табун в сто тысяч лошадей, а себе славу взял на всю Землю Русскую. Славит Храбрая дружинушка своего удалого князя, и по всей Руси идёт громкая похвала делам и подвигам славного богатыря Вольги Святославича и его удалых добрых молодцев.


"Научи дурака Богу молиться, а сам не плошай..." // Любимая поговорка учредителя секты.
 
Солнцедар-КоловратДата: Шестица, 04.07.2009, 13:30 | Сообщение # 2
Азъ Есмь
Группа: Администраторы
Сообщений: 670
Репутация: 1
Статус: Вне сети
ВОЛЬГА СВЯТОСЛАВИЧ И МИКУЛА СЕЛЯНИНОВИЧ.

Случилось как то ехать Вольге гулять по Земле Русской, и решил ехать он в города Гурчевец, Ореховец и Оратаец, и поехал Вольга с храброй дружинушкой своей в путь дорогу, земли разведывать да на людей глядеть.
Выехал Вольга с дружиной своей в чисто поле, и видели они в поле пахаря-оратая. Пашет пахарь, добрую свою лошадку понукает, соха его поскрипывает, задевают сошники о камушки.
Поехал Вольга пахарю навстречу: едет день, едет другой, - не настичь оратая, только на третий день к полудню встретились они. Пашет себе оратай: уедет в край борозды – не видать его с другого края; коренья, каменья вывёртывает, в борозду складывает. Лошадка у оратая соловая – небольшая, соха кленовая, гужи шёлковые.
- Боги в помощь, оратаюшка, тебе пахать-оратайствовать! – говорит Вольга.
- Благодарю за доброе слово! – отвечает оратай, - Божья помощь мне надобна, чтобы пахать-оратайствовать. А ты куда путь держишь, добрый молодец, со своею дружиной храброй?
- Еду в города Гурчевец, Ореховец да Оратаец, земли поразведать да на людей поглядеть.
- Добрый молодец, славный богатырь Вольга Святославич! Был я только то в этих городах. Люд там разбоем промышляет, обирают проезжих да прохожих… была со мною плеть с железным наконечником – заплатил я им золотой ею – кто стоймя стоял – тот сидя сел, кто сидя сидел – тот лежа лежит!
Позвал Вольга оратая с собой в путь дорогу. Согласился оратай, отпряг свою лошадку из сохи, сел на неё, и поехали они дальше.
По дороге оратай говорит Вольге:
- оставил я соху в борозде: придут, пожалуй, мужики прохожие, да выдернут, заберут её с собою, нечем мне поле будет обрабатывать. Пошли кА ты дружину свою Вольга, пусть повыдернут мою соху из земли, поотряхнут да бросят за ракитов куст!
Послал тогда Вольга десять человек своей дружины, чтоб достали они сошку – вертят молодцы сошку за оглобли, да нет у них сил сошку из земли выдернуть.
Послал тогда Вольга на подмогу всю свою дружинушку – вся дружина не может с сошкой справиться.
Говорит Вольге оратай:
- Даром у тебя дружинушка хлеб есть, больно мало силы у добрых молодцев!
И поехал сам оратай к своей сошке. Взял он сошку одной рукой, из земли выдернул, встряхнул да за ракитов куст бросил.
Сели они на коней, поехали дальше: оратая лошадка рысью идёт, а Вольги конь вскачь за ней не поспевает, а как прибавила кобылка соловья ходу так и вовсе отстал конь Вольги, от усталости спотыкается.
Стал Вольга на коня покрикивать, просит:
- Обожди меня оратаюшка!
Придержал оратай свою лошадку, Вольга и говорит:
- Что за добрая у тебя лошадка, оратаюшка! Кабы была она не кобылкой а коньком – то и пятьсот золотых не жалко за неё отдать!
- Как бы не так! – молвил оратай в ответ, - я её жеребёнком брал за пятьсот золотых, а коли была бы она коньком – цены бы не было ей!
Стал тогда Вольга спрашивать, как зовут оратая по имени, величают по отчеству.
Говорит оратай:
- Пройдёт лето, напашу я ржи, в скирду сложу, домой свезу, вымолочу, кваса наварю, гостей назову, станут мужички меня зазывать, величать: Здрав будь, молодой Микулушка Селянинович!
Приехал Вольга с Микулой в Ореховец, Гурчевец да Оратаец. Как увидали жители богатырей, намостили моты гнилые через реки, поехала дружина через них, да надломились мосты и попадали вои в реку.
Ударили тогда Вольга и Микулушка коней своих. Взвились кони как стрелы, через реку вихрем пролетели. Разправились богатыри с неправедными по-своему, - не будут в другой раз на путников нападать, да честных людей грабить!
А на обратном пути заехал Вольга с дружиною к Микулушке на богатый пир.
Ласково приняли молодого богатыря красавицы, дочери Микулушки Селяниновича: напоили, накормили досыта, ласковыми словами встретили и проводили, гусляры-певцы на пиру богатырские подвиги в песнях славили. И пировали, гуляли молодцы три дня и три ночи в гостях у Микулушки, Квас пили ржаной, да победу славили над разбойниками.


"Научи дурака Богу молиться, а сам не плошай..." // Любимая поговорка учредителя секты.
 
Солнцедар-КоловратДата: Шестица, 04.07.2009, 13:56 | Сообщение # 3
Азъ Есмь
Группа: Администраторы
Сообщений: 670
Репутация: 1
Статус: Вне сети
СВЯТОГОР

Силён и могуч богатырь Святогор, не только нет на свете такого Человека, который с ним на бой бы вышел, но сам Святогор не может совладать со своей силой – тяжко ему носить её в себе, чувствует он как переливается силушка по жилам его, бьётся. Вырос Святогор выше лесу стоячего, выпрямится – достанет рукой до облака ходячего, земля колеблется под его шагами богатырскими, пойдёт по берегу – моря из берегов выливается. Только и держат ещё на себе богатыря Святых гор утёсы каменные, они одни как-никак выносят на себе его мощь богатырскую.
Выехал однажды Святогор в чисто поле, во раздолье и видит: идёт впереди него мужичок неприметный, прохожий, идёт – не торопится, на плечах сумочку несёт переметную.
Едет Святогор час, другой; шибко конь богатырский поскакивает, бежит то вскачь, то рысью, а всё не может прохожего догнать.
- Постой маленько! – кричит ему Святогор вдогонку, - что за диво? Еду, еду, а догнать тебя не могу!
Снял прохожий с плеч сумочку переметную, положил её на землю и приостановился.
Подъезжал Святогор и спрашивал:
- А что лежит у тебя в сумочке?
- Подними, сам узнаешь, - ответствовал прохожий.
Стал Святогор поднимать сумочку, - а сумочка не шевельнётся, с земли не тронется, сколько не старается над ней богатырь.
- Экое чудо! – говорит Святогор, - сколько лет я скитался по белу свету, а не видал ни разу чтобы маленькой сумочки переметной нельзя было и с места двинуть.
Слез Святогор с коня, схватил сумочку обеими руками, собрал всю силушку диковинную, приподнял сумочку повыше колен, и чует что ушёл в землю а не сумочку поднял, а по лицу не пот струится а кровь богатырская.
Говорит Святогор прохожему:
- Добрый Человек, скажи, не утай что в сумочке у тебя припрятано? Тяжко мне от моей силы – то дубы выворачиваю одной рукой, а то сумочки поднять не могу.
- В сумочке моей вся тяга земная спрятана, не под силу поднять всю земную тягу даже и тебе старый Святогор.
- А как же звать тебя добрый молодец?
- Зовут меня Микулушка Селянинович.
И стал спрашивать Святогор у Микулы:
- Скажи мне, молодой Микулушка Селянинович, как мне разузнать, разведать о Судьбе своей?
- Поезжай-ка, богатырь всё вперёд до разпутья, а потом возьми налево к Северным горам. Там у горы, под деревом стоит кузница, увидишь в ней кузнеца: он то тебе и разскажет всю Правду о Судьбе твоей.
И поехал Святогор дорогой прямоезжею, длился путь его три дня и три ночи, словно ветер нёс богатыря добрый конь, реки, моря перепрыгивал, широкие долины под копытами мелькали. На третий день увидал Святогор кузницу и кузнеца. Куёт кузнец два тонких волоса, огромные мехи раздувает.
Стал Святогор спрашивать кузнеца:
- Что куёшь ты, добрый Человече?
- Отвечал кузнец:
- Кую я Судьбу – кому на ком жениться. Есть и для тебя Суженая, живёт она в царстве Поморском, в престольном городе, только вот уже тридцать лет как лежит больная красавица, не встаёт с постели.
Не понравилось Святогору это предсказание.
«Поеду я в Поморское царство, - думал он себе, - да убью свою суженую, тогда не надо будет и жениться».
Задумано – зделано. Нашёл Святогор свою суженую – лежит красна девица в бедной избушке, всеми покинутая, вся корой обросла, не может и пошевелиться.
Изпугался богатырь такой невесты. Положил на стол пятьсот золотых, выхватил острый меч, да ударил им девицу, а сам бежать скорее. Вскочил на коня, поскакал, назад оглянуться не хочет.
А девица очнулась от Святогорова удара, посмотрела на себя, подивилась – сошла с неё кора и стала она красавицей невиданной, неслыханной – очи у неё как у сокола, брови соболиные, сама бела как снег, на щеках румянец будто заря алая.
Нашла она на столе пятьсот золотых, обрадовалась – накупила товаров, завела торговлю, золотой казной разжилась, пустилась в корабле по синему морю, Судьбы искать в странах заморских. Прошёл о ней слух по всей земле, куда ни приедет – везде народ збегается на красоту её поглядеть. Приехала она к Святым горам, и сам Святогор вышел на неё полюбоваться.
«Вот такую красавицу взял бы я себе за муж!» - думает богатырь.
И девице Святогор полюбился. Сосватались они тут же да и поженились. Разсказала однажды Святогору жена молодая о своей прежней жизни, как больная лежала, как выздоровела, как заезжий богатырь денег ей оставил.
- Да ведь тот богатырь и был я сам! – сказал Святогор.
Подивились они тут оба на Судьбу свою, порадовались, что Боги их свели, стали жить поживать, да добра наживать, да бед не ведать.


"Научи дурака Богу молиться, а сам не плошай..." // Любимая поговорка учредителя секты.
 
МстиярДата: Шестица, 04.07.2009, 21:55 | Сообщение # 4
Почти Светой
Группа: Администраторы
Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус: Вне сети
Вавила и скоморохи

У честной вдовы да у Ненилы
А у ней было чадо Вавила.
А поехал Вавилушка на ниву,
Он ведь нивушку свою орати,
Еще белую пшеницу засевати,
Родну матушку свою хочет кормити.

А ко той вдове да ко Нениле
Пришли люди к ней веселые,
Веселые люди, не простые,
Не простые люди - скоморохи:
- Уж ты здравствуешь, честна вдова Ненила!

У тебя где чадо да нынь Вавила?

- А уехал Вавилушка на ниву,
Он ведь нивушку свою орати,
Еще белую пшеницу засевати:
Родну матушку хочет кормити.

Говорят как те ведь скоморохи:
- Мы пойдем к Вавилушке на ниву,
Он нейдет ли с нами скоморошить?

А пошли скоморохи к Вавилушке на ниву:
- Уж ты здравствуешь, чадо Вавила,
Тебе дай бог нивушку орати,
Еще белую пшеницу засевати:
Родну матушку тебе кормити.
- Вам спасибо люди веселые,
Веселые люди, скоморохи;
Вы куда пошли да по дороге?

- Мы пошли на инищее царство
Переигрывать царя Собаку,
Еще сына его да Перегуду,
Еще зятя его да Пересвета,
Еще дочь его да Перекрасу.
Ты пойдем, Вавила, с нами скоморошить.

Говорило тут чадо Вавила:
- Я ведь песен петь да не умею,
Я в гудок играть да не горазден.-
Говорил Кузьма да со Демьяном:
- Заиграй, Вавила, во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособят.

Заиграл Вавила во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособил.
У того ведь чада у Вавилы
А было в руках-то понукальце,
А и стало тут ведь погудальце;
Еще были в руках да тут ведь вожжи,
Еще стали шелковые струнки.
Еще то чадо да тут Вавила
Видит: люди тут да не простые,
Не простые люди-то, святые;
Он походит с ними да скоморошить.

Он повел их да ведь домой же.
Еще тут честна вдова да тут Ненила
Еще стала тут да их кормити.
Понесла она хлебы-то ржаные -
А и стали хлебы-то пшеничны;
Понесла она курицу варену -
Еще курица да ведь взлетела,
На печной столб села да запела.
Еще та вдова да тут Ненила
Еще видит: люди не простые,
Не простые люди-то, святые.
Отпустила тут Вавилу скоморошить.

А идут да скоморохи по дороге,
На гумне мужик горох молотит.
- Тебе бог помочь да те, крестьянин,
На бело горох да молотити!

- Вам спасибо, люди веселые,
Веселые люди, скоморохи!
Вы куда пошли да по дороге?

- Мы пошли на инищее царство
Переигрывать царя Собаку,
Еще сына его да Перегуду,
Еще зятя его да Пересвета,
Еще дочь его да Перекрасу.-
Говорил да тут да ведь крестьянин:
- У того царя да у Собаки
А окол двора-то тын железный,
А на каждой тут да на тычинке
По человеческой сидит головке;
А на трех ведь на тычинках
Еще нету человеческих головок,
Тут и вашим-то да быть головкам.

- Уж ты ой еси да ты, крестьянин!
Ты не мог ведь нам добра тут сдумать,
Еще лиха нам ты не сказал бы!
Заиграй, Вавила, во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособят.

Заиграл Вавила во гудочек,
А Кузьма с Демьяном приспособил -
Полетели голубята-то стадами,
А стадами тут да табунами;
Они стали у мужика горох клевати,
Он ведь стал их кичигами сшибати,
Зашибал он, думал, голубяток,
Зашибал да всех своих ребяток.

Говорил да тут да ведь крестьянин:
- Уж как тяжко тут да согрешил я!
Это люди шли да не простые,
Не простые люди-то, святые!

А идут скоморохи по дороге,
А навстречу мужик едет торговати.
- Тебе бог помочь да те, крестьянин,
Ай тебе горшками торговати!
- Вам спасибо, люди веселые,
Веселые люди, скоморохи!
Вы куда пошли да по дороге?
- Мы пошли на инищее царство
Переигрывать царя Собаку,
Еще сына его да Перегуду,
Еще зятя его да Пересвета,
Еще дочь его да Перекрасу.-
Говорил да тот да ведь крестьянин:
- У того царя да у Собаки
А окол двора да тын железный,
А на каждой тут да на тычинке
По человеческой сидит головке;
А на трех-то ведь на тычинках
Еще нету человеческих головок,
Тут и вашим-то да быть головкам.

- Уж ты ой еси да ты, крестьянин!
Ты не мог нам добра ведь сдумать,
Еще лиха нам ты не сказал бы!
Заиграй, Вавила, во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособят.
Заиграл Вавила во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособил -
Полетели куропцы с рябами,
Полетели пеструхи с чюхарями,
Полетели марьюхи с косачами.
Они стали по оглоблям-то садиться,
Он ведь стал их тут да бити
И во свой ведь воз да класти.
Наложил он их да весь возочек,
А поехал мужик да во городочек.
Становился он да во рядочек,
Развязал да он да свой возочек -
Полетели куропцы с рябами,
Полетели пеструхи с чюхарями,
Полетели марьюхи с косачами.
Посмотрел ведь во своем-то он возочке,
Еще тут у него одни да черепочки.
- Ой, я тяжко тут да согрешил ведь!
Это люди шли да не простые,
Не простые люди-то, святые!

А идут скоморохи по дороге,
Еще красная да тут девица,
А она холсты да полоскала.
- Уж ты здравствуешь, красна девица,
Набело холсты да полоскати!
- Вам спасибо, люди веселые,
Веселые люди, скоморохи!
Вы куда пошли да по дороге?

- Мы пошли на инищее царство
Переигрывать царя Собаку,
Еще сына его да Перегуду,
Еще зятя его да Пересвета,
Еще дочь его да Перекрасу.
Говорила красная девица:
- Пособи вам бог переиграти
И того царя да вам Собаку,
Еще сына его да Перегуду,
Еще зятя его да Пересвета,
А и дочь его да Перекрасу.

- Заиграй, Вавила, во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособят.
Заиграл Вавила во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособил,
А у той у красной у девицы
У ней были-то холсты-то ведь холщовы.
Еще стали-то атласны да шелковы.
Говорит как красная девица:
- Тут ведь люди шли да не простые,
Не простые люди-то, святые!

А идут скоморохи по дороге,
А пришли во инищее царство.
Заиграл да тут да царь Собака,
Заиграл Собака во гудочек,
А во звончатый во переладец -
Еще стала вода да прибывати,
Хочет он водой их потопити.

- Заиграй, Вавила, во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособят.
Заиграл Вавила во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособил.
И пошли быки-то тут стадами,
А стадами тут да табунами,
Еще стали воду упивати,
Еще стала вода да убывати.

- Заиграй, Вавила, во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособят.
Заиграл Вавила во гудочек,
А во звончатый во переладец,
А Кузьма с Демьяном припособил.
Загорелось инищее царство
И сгорело с края и до края.
Посадили тут Вавилушку на царство,
Он привез ведь тут да свою матерь.

 
МстиярДата: Неделя, 05.07.2009, 11:04 | Сообщение # 5
Почти Светой
Группа: Администраторы
Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус: Вне сети
Сергей Есенин

ПЕСНЬ О ЕВПАТИИ КОЛОВРАТЕ

За поемами Улыбыша
Кружат облачные вентери.
Закурилася ковыльница
Подкопытною танагою.

Ой, не зымь лузга-заманница
Запоршила переточины, -
Подымались злы татаровья
На Зарайскую сторонушку.

Не ждала Рязань, не чуяла
А и той разбойной допоти,
Под фатой варяжьей засынькой
Коротала ночку темную.

Не совиный ух защурился,
И не волчья пасть оскалилась, -
То Батый с холма Чурилкова
Показал орде на зарево.

Как взглянули звезды-ласточки,
Загадали думу-полымя:
Чтой-то Русь захолынулася,
Аль не слышит лязгу бранного?

Щебетнули звезды месяцу:
"Ой ты, желтое ягнятище!
Ты не мни траву небесную,
Перестань бодаться с тучами.

Подыми-ка глазы-уголья
На рязанскую сторонушку
Да позарься в кутомарине,
Что там движется-колышется?"

Как взглянул тут месяц с привязи,
А ин жвачка зубы вытерпла,
Поперхнулся с перепужины
И на землю кровью кашлянул.

Ой, текут кровя сугорами,
Стонут пасишные пажити,
Разыгрались злы татаровья,
Кровь полониками черпают.

Впереди сам хан на выпячи,
На коне сидит улыбисто
И жует, слюнявя бороду,
Кус подохлой кобылятины.

Говорит он псиным голосом:
"Ой ли, титники братанове,
Не пора ль нам с пира-пображни
Настремнить коней в Московию?"

*

От Олышан до Швивой Заводи
Знают песни про Евпатия.
Их поют от белой вызнати
До холопного сермяжника.

Хоть и много песен сложено,
Да ни слову не уважено,
Не сочесть похвал той удали,
Не ославить смелой доблести.

Вились кудри у Евпатия,
В три ряда на плечи падали.
За гленищем ножик сеченый
Подпирал колено белое.

Как держал он кузню-крыницу,
Лошадей ковал да бражничал,
Да пешневые угорины
Двумя пальцами вытягивал.

Много лонешнего смолота
В закромах его затулено.
Не один рукав молодушек,
Утираясь, продырявился.

Да не любы, вишь, удалому
Эти всхлипы серых журушек,
А мила ему зазнобушка,
Что ль рязанская сторонушка.

*

Ой, не совы плачут полночью, -
За Коломной бабы хныкают,
В хомутах и наколодниках
Повели мужей татаровья.

Свищут потные погонщики,
Подгоняют полонянников,
По пыжну путю-дороженьке
Ставят вехами головушки.

Соходилися боярове,
Суд рядили, споры ладили,
Как смутить им силу вражию,
Соблюсти им Русь кондовую.

Снаряжали побегушника,
Уручали светлой грамотой:
"Ты беги, зови детинушку
На усуду свет Евпатия".

*

Ой, не колоб в поле катится
На позыв колдуньи с Шехмина, -
Проскакал ездок на Пилево,
Да назад опять ворочает.

На полях рязанских светится
Березняк при блеске месяца,
Освещая путь-дороженьку
От Олышан до Швивой Заводи.

Прискакал ездок к Евпатию,
Вынул вязевую грамоту:
"Ой ты, лазушновый баторе,
Выручай ты Русь от лихости!"

*

У Палаги-шинкачерихи
На меду вино развожено,
Кумачовые кумашницы
Душниками занавешены.

Соходилися товарищи
Свет хороброго Евпатия,
Над сивухой думы думали,
Запивали думы брагою.

Говорил Евпатий бражникам:
"Ой ли, други закадычные,
Вы не пейте зелена вина,
Не губите сметку русскую.

Зелено вино - мыслям пагуба,
Телесам оно - что коса траве,
Налетят на вас злые вороги
И развеют вас по соломинке!"

*

Не заря течет за Коломною,
Не пожар стоит над путиною -
Бьются соколы-дружинники,
Налетая на татаровье.

Всколыхнулось сердце Батыя:
Что случилось там, приключилося?
Не рязанцы ль встали мертвые
На побоище кроволитное?

А рязанцам стать -
Только спьяну спать;
Не в бою бы быть,
А в снопах лежать.

Скачет хан на бела батыря,
С губ бежит слюна капучая.
И не меч Евпатий вытянул,
А свеча в руках затеплилась.

Не березки-белоличушки
Из-под гоноби подрублены -
Полегли соколья-дружники
Под татарскими насечками.

Возговорит лютый ханище:
"Ой ли, черти, куролесники.
Отешите череп батыря
Что ль на чашу на сивушную".

Уж он пьет не пьет, курвяжится
Оглянется да понюхает -
"А всего ты, сила русская,
На тыновье загодилася".

 
МстиярДата: Неделя, 05.07.2009, 11:05 | Сообщение # 6
Почти Светой
Группа: Администраторы
Сообщений: 11
Репутация: 0
Статус: Вне сети
Александр Пушкин

ПЕСНЬ О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ.

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам,
Их селы и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.

Из темного леса на встречу ему
Идет вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.

"Скажи мне, кудесник, любимец богов,
Что сбудется в жизни со мною?
И скоро ль, на радость соседей-врагов,
Могильной засыплюсь землею?
Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду любого возьмешь ты коня".

"Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен:
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.
Грядущие годы таятся во мгле;
Но вижу твой жребий на светлом челе.

Запомни же ныне ты слово мое:
Воителю слава - отрада;
Победой прославлено имя твое;
Твой щит на вратах Цареграда:
И волны и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе.

И синего моря обманчивый вал
В часы роковой непогоды,
И пращ, и стрела, и лукавый кинжал
Щадят победителя годы...
Под грозной броней ты не ведаешь ран;
Незримый хранитель могущему дан.

Твой конь не боится опасных трудов:
Он, чуя господскую волю,
То смирный стоит под стрелами врагов,
То мчится по бранному полю.
И холод и сеча ему ничего...
Но примешь ты смерть от коня своего".

Олег усмехнулся - однако чело
И взор омрачилися думой.
В молчаньи, рукой опершись на седло,
С коня он слезает, угрюмый;
И верного друга прощальной рукой
И гладит и треплет по шее крутой.

"Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Расстаться настало нам время;
Теперь отдыхай! уж не ступит нога
В твое позлащенное стремя.
Прощай, утешайся - да помни меня.
Вы, отроки-други, возьмите коня,

Покройте попоной, мохнатым ковром,
В мой луг под устцы отведите;
Купайте: кормите отборным зерном:
Водой ключевою поите".
И отроки тотчас с конем отошли,
А князю другого коня подвели.

Пирует с дружиною вещий Олег
При звоне веселом стакана.
И кудри их белы, как утренний снег
Над славной главою кургана...
Они поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они...

"А где мой товарищ? - промолвил Олег: -
Скажите, где конь мой ретивый?
Здоров ли? вс° так же ль легок его бег?
Вс° тот же ль он бурный, игривый?"
И внемлет ответу: на холме крутом
Давно уж почил непробудным он сном.

Могучий Олег головою поник
И думает: "Что же гаданье?
Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Презреть бы твое предсказанье!
Мой конь и до ныне носил бы меня".
И хочет увидеть он кости коня.

Вот едет могучий Олег со двора,
С ним Игорь и старые гости,
И видят - на холме, у брега Днепра,
Лежат благородные кости;
Их моют дожди, засыпает их пыль,
И ветер волнует над ними ковыль.

Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: "Спи, друг одинокой!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На тризне, уже недалекой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!

Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!"
Из мертвой главы гробовая змия
Шипя между тем выползала;
Как черная лента, вкруг ног обвилась,
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Ковши круговые, запенясь, шипят
На тризне плачевной Олега;
Князь Игорь и Ольга на холме сидят;
Дружина пирует у брега:
Бойцы поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.

 
Славянская Беседка » Вспомогательные Материалы » Детская Литература » "Храбрые Русичи" (Русские Легенды)
Страница 1 из 11
Поиск: